Лауреат русской премии / Владимир Гандельсман: пошляк или пакостник? :: Культура

Поэт, эссеист, переводчик Владимир Гандельсман. Последние 10 лет Владимир живет и работает по контракту в США; четыре с половиной года преподавал в Вассар-колледже. Гандельсмана вы можете познакомиться в журналах за этот год: Сегодня мы поговорим о литературном Дневнике писателя необычным образом: Гандельсмана, Письма, опубликованного в Новом журнале Дневник я веду не регулярно, когда придется.

Не пресмыкаться, не деградировать

Живёт в Соединенных Штатах, за исключением кратких периодов, с года. Был профессором английского языка в Вассар-колледже вплоть до своей отставки в году. И в Америке, и в Ирландии он чувствует себя как дома. Греннан работает и в традиционной старинной манере, печально и спокойно глядя на мир, и в импульсивно-современной, пытаясь во что бы то ни стало ухватить мгновение. Если вы к тому же неправедный католик, то вы всегда в поисках примирения, утешения, всего, что так дорого и зыбко.

Для меня поэзия — это песня печали, торжествующей печали.

почти со страхом увидел так близко Лелины губы с веселыми родинками, а которые мы отослали по экспедициям, Саакянцем подписаны, а того .. голос над ухом — осторожно, она тебя испачкает, — и весь этот детский Нет-нет, восьмистишья я здесь привел безотносительно к Туренко и Гандельс-.

Я познакомилась с поэтом и переводчиком Владимиром Гандельсманом на его вечере в Бостоне. Вот и я сейчас чувствую колоссальную ответственность за свое взрослое решения взять у Вас интервью и не знаю, какой вопрос задать первым. Хочется побыть ребенком и спрашивать определенно, но о том, что интересно — о простом и человеческом. Мне хотелось бы узнать о Вашей дружбе с Бродским. Иосиф Александрович в м году написал предисловие к Вашему сборнику стихов, предисловие необычное — это скорее письмо-напутствие, без пафоса как это было принято в предисловиях к книгам советского периода , но очень доброе и открытое.

Как Вы тогда восприняли напутствие мэтра? Коллеги завидовали такому благосклонному отзыву? Ему переслали стихи, это произошло до моего перемещения в Америку, он откликнулся письмом и готовностью помочь, если его протекция напечататься за кордоном будет востребована. Впоследствии я познакомился с ним и протекцией воспользовался.

Живёт в Соединенных Штатах, за исключением кратких периодов, с года. Был профессором английского языка в Вассар-колледже вплоть до своей отставки в году. И в Америке, и в Ирландии он чувствует себя как дома. Греннан работает и в традиционной старинной манере, печально и спокойно глядя на мир, и в импульсивно-современной, пытаясь во что бы то ни стало ухватить мгновение.

Например, в стиле горного орла взгляд заставляет противника бежать в страхе. .. ; Rowell L., ; Гандельс-ман А.Б., , , , ; Артынюк А.А., У спортсменов, числе и детей, гипертрофического типа, Мы, нижеподписавшиеся, генеральный директор Центра физической.

Повтор глагола"надень"показывает,как мать кутает своего уже самостоятельного как ему кажется ребёнка. Образ человека в футляре дополняет глагол"закрой",хотя он и относится к иному предмету. Мы можем догадываться,что на самом деле мальчик ещё в раннем возрасте,ибо,хоть мы и делаем ссылку на излишнюю опеку матери и её гипертрофированное материнское беспокойство, он не способен ещё самостоятельно ориентироваться в выборе гардероба в соответствии с сезоном.

Повтор"когда придёшь"не имеет вопроса эмоции ещё и потому,что он не вопрошает,но побуждает ребёнка произнести повторить,вспомнить то контрольное время,до которого он обязан прийти с улицы. Очень интересен заключительный стих первой строфы: Советского человека почему-то всегда интересовала погода даже если он не собирался выйти из дома,или погода в дальних странах цивилизациях.

А уличить Гидрометцентр так прогнозирующая погоду организация именовалась раньше в неточности было равным уличить в ошибке Господа Бога. Думаю,все те читатели,кто родился и какое-то время рос в СССР,тоже обращал внимание на такую особенность советского человека. Замечательно и то,что по скрытому сюжету первая строфа представляет собой подготовку сборы матерью своего сына в д о р о г у здесь дорога метафора жизни,жизненный путь ,таким образом,мы видим начало истории,открытие сюжета текста.

Вставай, уже без пяти. Я что-то вкусненькое принесла. Дотянем до второго числа.

Хэллоуин: соблазны ужаса

Когда твое нутро морские звезды жгут ревностью, шипя в кишках, и горлом, как риф коралловый, растут угрозы, ты вырыта в себя глубоким кряжем горным. Колеблемы, как мертвые сады, двумерные и вдруг, как электрические скаты, сверкают в третьем измереньи, в слизи, и ты, распутница, из водорослей вырвав себя, над толщею воды стряхнув сомненья, когтишь своих страстей и нервов комок, из собственной взлетая тени.

тельница Госинспекции по охране прав детей Марика. Грасмане. .. получил Владимир Гандельс- ман (США) за плакали от страха, и мы с этим.

Закончил электротехнический вуз, три года работал инженером, затем кочегаром, плотником и т. В году выехал по рабочей визе в Америку, где по сей день преподаю русский язык. Живу то в Нью-Йорке, то в Санкт-Петербурге. Стихи, представленные в подборке, по большей части связаны со Сновском, городком в Черниговской области, который в советские времена назывался Щорсом.

В детстве отец возил меня в бывший Сновск — на свою родину, и это место тогда — почти местечко запало в душу

добавить стихотворение в закладки?

Тихий Славгород в жарком июле иногда проезжает по улице автомобиль и за ним подымается облако пыли, залетая в окно бухгалтерии УЖКХ. Все ушли на обед и окно не закрыли. Удлиняются тени, уходит жара. Неужели Луна не вращается? Плачет после второго стакана, под задумчивым взглядом завхоза.

сти и созданной ею атмосфере страха и отчаяния. Нам .. вость, потому что мы умрем, дети наши умрут, а этот кусок (Пример: Влад. Гандельс .

Жили мы на Шкапина, трое в комнате, улица вела к вокзалу, вокзал к стране, улица промышленная в саже-копоти, мать, мы с братом, отец на войне. В память невеликую мою, утлую врезалось: После — голод, крошки хлеба не выклянчишь — трупы сплошь — на тротуаре, на мостовой, я боюсь покойников, но сердце выключишь — и живёшь как мёртвый, но живой. Штабелями складывали их в загоне у вокзала нашего, помню, что когда одного несли — в нём булькала, как в бидоне, переливалась внутри вода.

Жили мы на Шкапина, двое в комнате, мать пристроила брата к добрым людям, след затерялся надолго в военном грохоте, а нашёлся через тридцать лет. Животину выпятивши рахитную, помню, как девчонка плачет, щёки дрожат, что отец лежит, лежит да под ракитою, а над ним что вороны кружат. Многого не помню, мал я был годами, к третьему лету войны начал доходить, тетка Люда съесть меня предлагала маме, людоедка, что и говорить. Плач недавно я читал Иеремии, и когда на это наткнулся, весь притих:

Я Кристина

Смотри — река, как выдохнутый вон из тростника летучий дар! Я говорю с тобой, больше и не с кем, и не о чем, только с тобою, ещё нерождённо-нежнеющим во временном послезавтрашнем срезе, ты выуди смысл оттуда, где нет его, ты его вынуди быть в этой угольной яме, безумной от копоти, выкопай слово о счастье, о смысле, об опыте письменной речи — возьми её в виде образчика речи, сыгравшей прижизненно в логово ящика, в страшной истории так откопают умершего, Господи, он ещё дышит, утешься, утешь его.

В ветвях облетевших не больше смиренья, чем в оживлённых листвой, но в осенних пробелах ищет смиренных сестёр сиротливое зренье прямолинейнее… И в монотонных пределах низкого неба, среди облаков крупнотелых, осени блёклое солнце — ему озаренье. Что же, не зря облюбован был мной этот угол, где по ночам, в черноту непроглядную в оба глядя, твердил: Что же, отъявленный бред полагать, что за ширмой был кукловод — разве он уместился бы в образ? Когда, вкруг полуденной точки свернувшись, день, не успев посветлеть, угасал, там, где вечер осени поздней под дверь мою сбрасывал тушку голубя — вот благовещенье!

деть не успели — мы вообще не видели тогда никакого кино; допускаю . желание быть, как все, а вернее, страх быть не как все, отдалили от .. мя, чтобы лишним забивать детям голову — и брякнуть могут лишнее, иногда в форме подслушанной речи — присутствует и в записных книжках Гандельс.

Марка Стрэнда Песнь 2. Речь Беллмана О Беллман! Он всеми любим беззаветно! Да что там размазывать - это заметно в любом повороте лица. Он карту купил превосходного сорта: Не зря экипаж был на грани восторга - всё ясно: Что толку от зон и широт? Бывают же карты с их мать-ериками!.. Он лист купил без помарок. Не тронешь руками - настолько он девственно чист".

Funniest Animals Scaring People Reactions of 2016 Weekly Compilation