Страхов Николай Николаевич

Но почему именно Фрейду было сделано подобное предложение? Разве он считался специалистом по творчеству Достоевского? Неужели не было других немецкоязычных авторов, более компетентных, чем Фрейд, в области русской литературы? Конечно, Фрейда нельзя причислить к специалистам, посвятившим свою научную деятельность исследованию творчества Достоевского. Разумеется, в Австрии и Германии того времени имелись литературоведы, профессионально интересовавшиеся наследием русского писателя. И тем не менее выбор издателей работ Достоевского выпал на Фрейда, что свидетельствует о многом. Во всяком случае вряд ли с подобным предложением обратились бы к ученому, пусть даже известному психоаналитику, получившему широкое признание как в своей стране, так и за рубежом, но совершенно не знакомому с творчеством Достоевского. Действительно, в конце х годов Фрейд был основательно знаком со многими произведениями русского писателя. Но означает ли это, что его знакомство с творчеством русского писателя датируется ми годами, когда в окончательном виде им было сформулировано психоаналитическое учение о человеке и культуре?

Фрейд и Достоевский

По поводу речи Ф. Три речи в память Достоевского: Легенда о Великом инквизиторе Ф. Христос и антихрист в русской литературе. Хроника рода Достоевских —

Достоевский Преступление и наказание Прижизненное издание раз в творчестве Достоевского появляется образ Христа и возникает столь . 18) — это «предрассудки, одни только страхи напущенные, и нет никаких преград».

страхов познакомился с Достоевским в начале года, вскоре после возвращения писателя из Сибири. Они оба бывали у довольно популярного в то время писателя и. Милюкова о нем см. У Милюкова, фактического редактора только что основанного в январе г. Они встретились вначале как люди резко противоположных интересов и направлений, как представители двух разных эпох и культур. страхов, по его собственным словам, занимаясь философией и зоологией,"прилежно сидел за немцами и в них видел вождей просвещения".

В то же время литераторы из кружка Милюкова, и прежде всего сам Достоевский, наоборот,"очень усердно читали французов", политические и социальные вопросы были у них"на первом плане и поглощали чисто художественные интересы". В кружке Милюкова мысли славянофила страхова должны были казаться по меньшей мере чужими. Эта мысль о таком свойстве и предназначении русского народа"составляет, - пишет страхов, - содержание Пушкинской речи Федора Михайловича и, следовательно, исповедовалась им до конца".

Но в выработке идей"Объявления", вероятно, известная роль принадлежала уже и страхову. В журналах братьев Достоевских"Время" и"Эпоха" страхову полностью доверяли руководство отделом критики, который в то время больше всех других отделов, больше даже беллетристики, определял лицо журнала. Роль страхова сказалась прежде всего в той борьбе, которую он повел во"Времени" против"нигилистов" и"теоретиков" - против Чернышевского, Добролюбова и Писарева.

В истечении срока годности русской литературы нет ничего загадочного. Время всегда безжалостно к сочинениям, особенно к перегруженным идеологией. Простой пример — Достоевский. Как мы помним, именно его черносотенцы упорно объявляли своим кумиром.

культура: Все иностранцы любят Достоевского. Складывается впечатление, что Страх живой жизни, ощущение несостоятельности и даже один тезис, но всегда возникает нечто не укладывающееся в схему.

Общепринятое мнение состоит в том, что повесилась Матрёша из-за произведённого над ней"надругательства". А я попытаюсь выяснить, в чём состояло это надругательство. В совращении или в чём другом. Близкий друг Достоевского страхов и разные другие сообщали да сплетничали, будто Достоевский сам с девочкой ласкался. Но, к разочарованию читающих эти строки, меня эта сторона дела здесь не интересует. Было-не было, но в мыслях это он всё прокрутил как следует, и этого мысленного, романного построения мне вполне достаточно, чтобы выявить суть дела.

Основываясь только на тексте, хотелось бы, конечно, чтобы он был достоверный, чтобы это была авторская рукопись, но увы, хотя глава"У Тихона", дошла до нас в двух источниках, ни один из них не даёт полного, неискажённого, изначального текста

Сексуальные искания Достоевского

Мало того, что из-за его статьи, оказывается, закрыли журнал брата Достоевского, и на Федоре Михайловиче повисли огромные долги около 25 тысяч , которые он выплачивал почти до самой смерти. Так еще и из-за него Достоевский не встретился с Толстым! Со мной на лекцию приехал граф Лев Николаевич Толстой. Он просил его ни с кем не знакомить, вот почему я ото всех и сторонился. С вами был Толстой! Разумеется, я не стал бы навязываться на знакомство, если человек этого не хочет.

Мало-помалу давешний образ Дунечки стал возникать пред ним, . плача, дрожа от сырости, от темноты и от страха, что ее теперь.

Роман в шести частях с эпилогом. Один"критик"1 -- так обыкновенно пишут в газетах, желающих сохранить вполне приличный литературный тон, откуда следует, что ради благопристойности нам должно признать существование у нас великого множества критиков, -- итак, один критик сказал о романе г. Это ясно показывает, что основу романа г.

Достоевского составляет предположенное им или принятое за данный факт -- существующее в студентской корпорации покушение на убийство с грабежом, существующее в качестве принципа". Затем критик довольно хладнокровно предается некоторой горячности: Эта критика напечатана, и слова, которые мы привели, имеют совершенно ясный смысл. Достоевского, сказано, целая студентская корпорация обвиняется в том, что она исповедует как принцип невинность убийства с грабежом, даже в том, что в ней существует уже самое покушение на такое убийство.

Первая мысль, которая может прийти здесь в голову разумному читателю, конечно, будет та, что все это нелепость, на которую не стоит обращать никакого внимания. Разве можно обвинять всех студентов поголовно не только в покушении на убийство, а в чем бы то ни было? Нужно вовсе лишиться здравого смысла, для того чтобы сделать такое нелепое обвинение. И далее -- если бы кто и сделал подобное обвинение, то разве оно могло бы иметь хотя малейшее значение. Разве обратил бы на него внимание хоть единый студент?

Твиты с того света: как Достоевский предугадал появление социальных сетей

Приходится, однако, констатировать некоторый перекос научного восприятия: Толстому, соответственно, исследования вопроса превращаются в критику страхова или апологию Достоевского. Между тем положение страхова по отношению к Достоевскому во многом уникально. В свою очередь для аналитики страховского наследия этот контекст важен как фон и инструментарий. Впрочем, речь пойдет не о философской или, скорее, мировоззренческой полемике Достоевского с целым рядом русских литераторов и философов в х годах эти понятия трудноразделимы.

Содержание этой полемики хорошо изучено, правда, большей частью и в содержательном, и в методологическом аспекте с позиций истории философии.

В странах, где вместо бюргеров возникает отчаявшийся люмпен, . за себя никакого страха, ничего не может сделать другого из своей.

Обсуждения психологами характер и качеств Достоевского. В богатой личности Достоевского хотелось бы выделить четыре лика: Добьемся ли мы ясности в этой сбивающей с толку сложности? Наименьшие сомнения вызывают его качества художника, он занимает место рядом с Шекспиром. К сожалению, психоанализ вынужден сложить оружие перед проблемой писательского мастерства. Достоевский уязвим, скорее всего как моралист. Признавая его высоконравственным человеком на том основании, что высшей ступени нравственности достигает только тот, кто прошел через бездны греховности, мы упускаем из виду одно соображение.

Ведь нравствен тот, кто реагирует уже на внутренне воспринимаемое искушение, не поддаваясь ему. Кто же попеременно то грешит, то в раскаянии берет на себя высоконравственные обязательства, тот обрекает себя на упреки, что он слишком удобно устроился. Такой человек не осуществляет самого главного в нравственности - самоограничения, ибо нравственный образ жизни - это реализация практических интересов всего человечества. Он напоминает варваров эпохи переселения народов, которые убивали и каялись в этом, так что покаяние становилось всего лишь приемом, содействующим убийству.

Иван Грозный вел себя так же, не иначе; скорее всего, такая сделка с совестью - типично русская черта.

Достоевский, Фёдор Михайлович

Но красив и берег правый. При начале, в голове Озера — Шильон, Веве Отметим, что и Достоевский в своих заграничных письмах тоже любил вставки на иностранных языках. Есть еще один мотивчик в переписке Достоевского:

Возникают дальнейшие осложнения, если у ребенка сильнее развит опасности. Страх перед Aeaenaia Iaiu Достоевский и отцеубийство.

Все, что можно было сказать о нем умного и дельного, уже сказано, все казавшееся когда-то новым и оригинальным устарело в свой черед, но всякий раз, когда в годину горя и отчаяния мы обращаемся к нему, притягательный и страшный образ писателя является нам в ореоле вечно новых тайн и загадок. Истинным читателем Достоевского не может быть ни скучающий буржуа, которому призрачный мир"Преступления и наказания" приятно щекочет нервы, ни тем более ученый умник, восхищающийся психологией его романов и сочиняющий интересные брошюры о его мировоззрении.

Достоевского надо читать, когда мы глубоко несчастны, когда мы исстрадались до предела наших возможностей и воспринимаем жизнь, как одну-единственную пылающую огнем рану, когда мы переполнены чувством безысходного отчаяния. И только когда мы в смиренном уединении смотрим на жизнь из нашей юдоли, когда мы не в состоянии ни понять, ни принять ее дикой, величавой жестокости, нам становится доступна музыка этого страшного и прекрасного писателя.

Тогда мы больше не зрители, не сибариты и не критики, а бедные братья среди всех этих бедолаг, населяющих его книги, тогда мы страдаем вместе с ними, затаив дыхание, зачарованно смотрим их глазами в водоворот жизни, на вечно работающую мельницу смерти. И только тогда мы воспринимаем музыку Достоевского, его утешение, его любовь, только тогда нам открывается чудесный смысл его страшного, часто дьявольски сложного поэтического мира. Две силы захватывают нас в его творениях, из столкновения двух противоречивых начал рождается магическая глубина и поразительная объемность его музыки.

Первая - это отчаяние, постижение зла, непротивление свирепой, кровавой жестокости, сомнение в существе человечности. Этой смертью нужно умереть, через этот ад нужно пройти, прежде чем мы услышим иной, божественный голос мастера. Предпосылкой тому является искреннее и откровенное признание, что наша жизнь, наша человечность - дело жалкое, сомнительное и, может быть, безнадежное.

Fear of the Walking Dead IN REAL LIFE? (The REAL Zombie Apocalypse - What Would Really Happen?)